Россия, г.Екатеринбург, ул.Мамина-Сибиряка, д.145, оф. 605
(343) 261 39 12
rossia-doc@yandex.ru

«Документальная фантазия» Михаила Горобчука

16 октября состоялся показ конкурсного фильма «Тени твоего детства» (компания «Свое мнение»). Мы поговорили режиссером и оператором картины – Михаилом Горобчуком. «Тени твоего детства» рассказывает об одной маленькой девочке Стеше и ее взгляде на мир.

– Что Вас вдохновило на создание этой ленты?

– Когда у меня родилась дочь Стефания, я начал постоянно ее снимать. Понимал, что с младенчества у людей в памяти ничего не остается, и мне хотелось зафиксировать эту часть жизни для дочери. Так появился первый фильм с ее участием «Катя и Стефания. Портрет в интерьере». Спустя годы дочь посмотрит на себя со стороны, однако в ее сознании воспоминания о детстве будут выглядеть по-другому. Это будет не та реальность, которую мы с вами наблюдаем. Тогда мне захотелось визуализировать те воспоминания о детстве, которые во взрослом возрасте находятся на дне нашей памяти в виде обрывков разговоров, всполохов света и теней. То есть попытаться реконструировать будущие воспоминания дочери. Так зародилась идея фильма «Тени твоего детства».

– Главную роль и в новом фильме сыграла Ваша дочка. Вызывало ли это сложности? На съемках Вы были любящим папой или все-таки режиссером?

– На съемках я больше режиссер, так как полностью погружен в творческий процесс. Но недавно мы сняли со Стешей еще один фильм «Трудно быть другом» про ее отношения с любимой игрушкой – там я в равной степени был и режиссером, и папой. Процесс создания фильма превратился для нас в игру. Со своим ребенком работать просто, так как ты его знаешь, что-то можешь предугадать. Непросто работать с детьми, если ты заранее продумал их действия в кадре, потому что они их выполнять не будут. В моем случае лучшим решением было создать необходимую среду и внимательно за дочкой наблюдать.

– Сложно ли работать над фильмом будучи одновременно и оператором, и монтажером, и режиссером?

– Быть одновременно оператором и режиссером для меня не то, что несложно, а немыслимо иначе. Съемочный процесс занял около года, снимал я время от времени. Фильм рождался как творческий эксперимент. Я допускал: что-то не получится, поэтому был свободен и смел в поисках. 

– Особое место в картине занимает игра света и тени. Какого эффекта Вы хотели добиться с ее помощью?

– Как я уже сказал, мне хотелось показать будущие воспоминания дочки. Визуальное решение должно было решить эту задачу. В фильме нет ничего конкретного, только силуэты и тени – черное и белое. Я постарался ограничиться в цвете – только теплое и холодное. Мне хотелось показать реальность в «нулевой степени»: отбросить лишние детали, оставить только пятна и линии. 

– У Вас есть какая-то картинка в голове перед съемками или Вы экспериментируете на площадке?

– Приблизительное понимание того, что мне нужно, у меня есть. Но когда занимаешься подобными фильмами, всегда нужно быть готовым к импровизации. Неигровое кино – это отражение и осмысление реальности выразительными средствами кинематографа. А то, что предлагает жизнь, бывает гораздо интересней любых задумок.

– Каков в картине баланс между организованной и документальной съемкой?

– Почти весь звук записан документально, а изображение было придумано, и съемка специально организована. Герои и ситуация настоящие. Но по жанру я бы определил свой фильм как документальная фантазия.

– Как проходил процесс монтажа?

– Как известно, фильм рождается три раза, и один из них как раз на монтаже. У меня не было сценария, во время съемки я экспериментировал и импровизировал. Так что у меня рождение фильма происходило именно на монтаже. Процесс этот длился довольно долго и проходил непросто. Что касается сюжетного построения, то я понимал, что оно, конечно, не могло быть линейным и последовательным. Я хотел создать запутанный лабиринт памяти, где у воспоминаний своя логика развития, сцены цепляются друг за друга на каких-то чисто ассоциативных вещах, где пятно и звук направляют сюжет. 

– Творчеством каких режиссеров Вы вдохновлялись при создании фильма? Один угадывается сразу… 

– Да, это Юрий Норштейн. «Тени твоего детства» – своего рода оммаж Юрию Борисовичу. Мне нравится его «Сказка сказок». Это безусловный шедевр. По настроению «Сказка сказок» абсолютно совпадала с тем, что я хотел передать в своем фильме. По ритму меня вдохновляли работы аниматора Ежи Кучи (Jerzy Kucia), по настроению и атмосфере – сновидения в фильмах «Зеркало» и «Иваново детство» Андрея Тарковского.

– Расскажите о своем бэкграунде: обучении во ВГИКе, первых режиссерских работах.

– Я закончил операторский факультет, мастерскую Игоря Семеновича Клебанова. Наш мастер часто повторял фразу Михаила Ильича Ромма: «Кино – искусство изобразительное». Первой операторской работой можно считать диплом «Путина» – документальный фильм про рыбаков, снятый на Северном Ледовитом океане на кинокамеру «Конвас», пленку 35 мм. Я вполне доволен этой работой. Первые авторские фильмы почти все экспериментальные. «Дыхание тундры» – медитативное кино, попытка погрузить зрителя в мир чувственного опыта. «Пятерка» – кино, снятое методом наблюдения из окна, с одной точки, попытка сказать о главном, используя минимальные средства. Оценить, насколько мои эксперименты удачны, я не могу. Не всем я доволен полностью. Некоторые фильмы успешно прошли по фестивалям. Я знаю, что не всем мои фильмы нравятся – такое кино не должно всем нравиться.

– Какой Вы бы хотели видеть киноиндустрию в России, например, лет через 5?

– Мне кажется, что с игровым кино у нас все более-менее хорошо. Меня больше беспокоит ситуация с документальным кино. Хотелось бы, чтобы появились настоящие студии документального кино с большими техническими возможностями, полноценный прокат документальных фильмов. 

– С 2021 года Вы преподаете в Институте современного искусства (ИСИ) и в Иркутском филиале ВГИКа. Какие советы Вы бы дали начинающему режиссеру или оператору?

– Я советую больше наблюдать за жизнью. Смотреть как можно больше фильмов, анализировать их, пытаться понять, как они сделаны. И не забывать о приоритете изображения в изобразительном искусстве, к которому и относится кино. 

Беседовала Анастасия Старкова,

студентка журфака УрФУ